В зоне КРУГА

«Я прошел половину жизни - или сколько там, я не знаю, мне выделил Бог. И могу быть спокойным: у меня есть сын, жена, дом, мама... Даже сверчок, живущий в углу, для меня частичка моей Родины».

В ночь на 1 июля не стало Михаила Круга - поэта, музыканта, певца, человека, достойно прожившего свои 40 лет. Незадолго до его гибели наш питерский корреспондент взял интервью у артиста.

- У каждой песни своя история. Какова она у главного вашего хита - песни «Владимирский централ»?

- Владимирский централ - это ИТУ (исправительно-трудовое учреждение). Песня навеяна впечатлениями от рассказов людей, побывавших там. Много поломанных судеб прошло через это место...

- Вы ведь выступали во Владимирском централе?

- И не раз. Я знаком с начальником тюрьмы, пел для заключенных. Все в этом мире относительно. Одни люди сидят, другие их охраняют, и между ними нет никакого антагонизма. Нет отчуждения, недоверия. Со временем люди по обе стороны решетки становятся близкими друг другу. Не являются врагами народа те, кто преступил закон, не являются героями те, кто их сажает. В том коротком временном пространстве они занимают свои места, но затем это перестает что-то значить, и мы видим просто сломанные судьбы. Поэтому, когда я выступаю в тюрьмах или на зонах - я пою там бесплатно, - то и милиция слушает тюремные песни с удовольствием, и прокуратура, и исполнительная власть.

- Эти концерты, наверное, дают толчок вашим новым песням?

- Прямой связи, пожалуй, нет. Не могу сказать: «Песня такая-то написана по горячим следам моего концерта в такой-то зоне». Но многие вещи, происходящие с людьми на зоне, удивляют. Это жизнь, которая проходит рядом с нами, но о которой известно так мало.
Для того чтобы все боялись этой жизни, существует немало телепрограмм с криминальными рубриками. На самом же деле во Владимирском и других централах находятся такие же люди, как и все остальные, - у них дети, семьи, жены. Они преступают закон перед государством, а оно сами знаете какое. (Я, конечно, не имею в виду убийц, насильников, извращенцев.) Все мы равны, все под Богом ходим.

- Михаил Владимирович, нет ли опасности того, что юные поклонники жанра, наслушавшись блатных песен, собьются с пути истинного?

- В юности всегда тянет к тем, кто нарушает закон, и вся эта бравада основывается на познании мира. Но скажу в назидание мальчишкам, которые любят слушать блатные песни: в тюрьме совсем несладко, туда вовсе не стоит стремиться.
Конечно, хватает и злопыхателей, ругающих и хулящих наш жанр. Но вот вопрос: хоть один из осужденных скажет, что он преступил закон, наслушавшись песен Розенбаума, Токарева, Круга?

- Какую музыку, интересно, вы сами слушаете дома, в машине?

- Пугачеву, «Воскресение», «Машину времени», «ДДТ», «Наутилус». Люблю The Beatles, The Rolling Stones, Scorpions. Бесспорный мастер для меня - Владимир Семенович Высоцкий.

- Михаил, не так давно вы вновь женились...

- Я долгие восемь лет добивался возврата жены. А наш развод длился три года, и все это время я говорил ей: «Будем жить ради сына». Но никакие аргументы не помогали, мы разошлись. Сын вырос, ему уже тринадцать лет. Я его отсудил, и он из своих тринадцати лет десять живет со мной. Воспитывать мальчика мне помогает моя мама.
Сегодня мои жизненные ресурсы настолько сильны, что я могу своей женщине дать и материальное счастье - предоставить и дом, и машину, и отдых в Майами и Баден-Бадене.
Мужчина должен посадить дерево, построить дом и родить сына. У меня все это есть, единственно не хватало любви к женщине, которую я мог бы назвать любимой. И вот наконец в моей жизни появилась такая женщина: ее зовут Ирина, мы счастливы, она родила мне еще одного сына, и я каждый вечер молю Бога о том, чтобы у нас все было хорошо.

- Миша, я знаю, что на подходе у вас сразу три альбома: сольный диск, совместный альбом с Викой Цыгановой и пластинка, где вы исполните песни Аркадия Северного... Как идет работа над этими проектами?

- Никак. (Улыбается.) Сейчас столько гастрольных предложений, что голова кругом идет. А остановить гастроли - значит лишиться реального источника дохода. Значит, в будущем не иметь новых песен, новых хитов. Поэтому урывками, в паузах, пытаюсь что-то записывать. Уже год пишу свой сольник. Когда выдается свободное время, с удовольствием работаю с великолепной Викой Цыгановой. Записали уже шесть песен. Вика такая женщина, которую хвали - не перехвалишь: замечательная певица, а как хозяйка в сто раз замечательней!

- Это правда, что вы подарили Вике лебедя?

- Лебедей. Самочку и самца. Они не улетают, живут у Вики и Вадима (муж и продюсер Цыгановой. - Прим. авт. ) во дворе. Там вырыт пруд с каскадами, а на пруду - домик лебединый.
Как-то я выступал в местах лишения свободы и услышал реальную историю: самочка сломала крыло и не могла улететь. Самец подругу не покинул, они так и ходили по замерзшему пруду. Заключенные разбивали лед... Но это вряд ли спасло бы лебедей, если бы я не увидел их и не переправил Вике. Там они выздоровели, теперь могу летать, гогочут, переплетаются шейками, машут крыльями. Но меня почему-то щиплют, не дают пройти, Вадика же с Викой признают за хозяев.
Есть у Цыгановых и сова. Чудная - днем ухает, ночью спит. Совсем домашняя.

- Будете ли вы петь дуэтом еще с кем-то из исполнителей?

- Я никогда не против спеть дуэтом. Кроме Вики пел с Михаилом Шуфутинским, Славой Медяником, Катей Огонек, с патриархом нашего жанра Михаилом Гринько из Нью-Йорка. Я также с интересом отношусь к проектам памяти того или иного артиста. С «Братьями Жемчужными» записываем диск песен из репертуара Аркадия Северного.

- Наверное, трудно быть гастролером, которого рвут на части?

- Еще недавно наш жанр негласно запрещался. Все упоминания о нестандартных артистах, не входящих в обойму, мягко говоря, не приветствовались. Ныне ситуация меняется. Чтобы извлечь коммерческую или какую-то иную выгоду, идут на любые неблаговидные действия. И в Сибири, и на юге мне сообщали, что какие-то люди объявляли о концертах Круга, вывешивали афиши, продавали билеты, а потом снимали кассу и исчезали. Или еще приемчик: организаторы большой сборной программы включают туда мое имя, продают билеты, устраивают шоу, где из десяти заявленных имен нет одного артиста - меня. «Где Круг?!» - возмущаются зрители. «Заболел! Поехал в Америку! Снимается на ТВ!..» - отговариваются организаторы.

- Михаил Круг - ваш псевдоним? Или это сокращенный вариант какой-то более длинной фамилии? Например, Кругликов...

- Версий великое множество. До смеха доводят люди, которые сидели со мной (при том, что я сам никогда не сидел!). Они утверждают, что моя фамилия Круглов, что я на нарах пел и играл на гитаре ночи напролет. А Круг - это, кстати, нормальная белорусская фамилия.

- Вы довольно резко в разных интервью высказываетесь против сексуальных меньшинств, гей-культуры...

- Я не приемлю гомосексуалистов и прочих сексуальных инвалидов. Дедушки, идущие на параде в День Победы, - вот наша история. Так же как и 1812 год, Куликовская битва... Но никак не Пенкин и не Моисеев. Это люди чуждого нам мира - западноевропейского, американского.

- Вы заядлый автомобилист. Не завидовали карьере Николая Фоменко, что гоняет на мировых чемпионатах среди профессионалов?

- Фоменко меня удивляет потрясающей работоспособностью. За что бы он ни брался, у него все получается лучше, чем у других. И на радио, и в кино, и в гонках. Это человек-болид, за такими идут все остальные. Единственный недостаток - это пошлые шутки, которые его не красят, и я думаю, что он уже вырос из этих коротких штанишек.
Однажды в Твери на кольцевых гонках на ипподроме мы сошлись. У меня двадцатилетний водительский стаж. Но с Колей гонять бесполезно, все равно он выиграет. Однако в той гонке у него автомобиль заглох и не завелся.

- В ваших песнях много здоровой романтики, а между тем шансон считается полукриминальным жанром...

- На самом деле наш жанр - это авангард здорового образа жизни. Как любит говорить мой друг Николай Серафимович Резанов, лидер «Братьев Жемчужных»: «Водка против наркотиков».
Единственное удовольствие в жизни для русского человека, его философия - это рюмочка после бани. Я как русский человек хочу следовать традициям, хочу, чтобы и у моих детей осталось такое же мировоззрение.
Я прошел половину жизни - или сколько там, я не знаю, мне выделил Бог. И могу быть спокойным: у меня есть сын, жена, дом, мама жива-здорова... Даже сверчок, живущий в углу, для меня частичка моей Родины. И вот я сижу после баньки, обтираю полотенцем пот, выпиваю рюмочку - и мне хорошо. Разве какие-то там наркотики, сексуальные оргии могут с этим сравниться?!..

Михаил САДЧИКОВ "ЧАС" (Рига), 19/07/2002г.



   

Поиск по сайту:
Rambler's Top100

Эл.почта: www@mkrug.ru

Михаил Круг